Якоря Переса Агонги

28 июля 2016

   В современном донецком футболе не осталось звезд, купленных в Бразилии за 20 миллионов. Но это вовсе не обесценивает его, футбол то есть. Возможно, даже наоборот. А среди игроков, которые сейчас радуют республиканских поклонников спорта номер один, тоже немало интересных персонажей. Например, Перес Агонга, центральный защитник столичного «Оплота Донбасса».

Винегрет наций.

   Нигерийский, да и вообще темнокожий футболист Донецку не в новинку. Еще в конце 1990-х – начале 2000-х игроками «Шахтера» и любимцами горняцкой столицы были ребята с берегов Гвинейского залива – Айзек Окоронкво и Джулиус Агахова. Первый – немного чудаковатый защитник, иногда поражавший техникой и чувством позиции, а порой «привозивший» невероятно глупые голы, как, например, с софийским ЦСКА. Второй – вечный юноша с потрясающими бомбардирскими качествами, венчавший все свои голы акробатическими номерами. Были и другие персонажи из Африки, причем не только в «Шахтере»: Ассан Ндиайе (Царство ему Небесное, рано ушел…), Яя Туре, Мусавенкоси Мгуни, Бернар Чутанг…

   А потом налетел бразильский десант, среди которого тоже немало было «черного жемчуга»: Брандау, Виллиан, Луис Адриано, Фред. Донецкий болельщик от расизма далек (как и от национализма), ведь Донбасс поистине винегрет наций. Ну разве что по-доброму притравят, мол, из забоя поднялся, отмыться времени не дали. Но при этом попробуй кто с гостевой трибуны что-нибудь жесткое в адрес нашего африканца брякнуть – мог после матча до автобуса не все зубы донести! Своих донецкие в обиду не дают – хоть черных, хоть рыжих, хоть лысых.

Недолгое «баловство» в Эмиратах.

   Сейчас капиталистические времена жирных трансферных окон позади (хотя, может, и впереди, здесь уж как Бог даст). О футбольных легионерах пока можно забыть. А потому особенно причудливо смотрится нынче на донецком поле такой колоритный парень, как Перес Агонга. Выделяется в общей игровой массе, как бы скромно себя ни вел. Причем не только цветом кожи выделяется, а и футбольным мастерством. Вот, например, в упорнейшем донецком дерби – между «Оплотом Донбасса» и «Победой» – Перес просто «проглотил» форварда соперника Илью Вицко, снимая у того все мячи и с ног, и с головы. Фанаты на трибунах под конец встречи, казалось, болели исключительно за Агонгу, сопровождая все удачные действия защитника ободряющими выкриками. А после финального свистка повалили на поле и накинулись на измотанного Переса с рукопожатиями…

   Откуда же вышел в степь донецкую этот парень молодой? Знамо откуда, из Нигерии вышел, из Лагоса. Родился 13 мая 1989 года, футбол любил с детства, но о том, что сам может стать звездой, задумался по нынешним меркам очень поздно – в 15 лет. Пристроиться в какой-нибудь академический клуб на родине не получилось – родители были категорически против такого «баловства». Высшее образование – вот куда нужно было ему направить жизненный вектор. Однако Перес проявил настойчивость на пути к мечте и в 18 лет все-таки заиграл на профессиональном уровне – в эмиратском «Аль-Шабабе» из Дубая. Это, конечно, не гранд, но в своих кругах клуб известный, три раза даже чемпионом страны становился. Может похвастаться такими персонами в своей истории, как Али Даеи, Асунсао, Мирджалол Касымов. Кстати, тот же Мгуни именно отсюда в донецкий «Металлург» переехал…

   Но у Агонги в ОАЭ не заладилось. А причина вполне заурядная – футбольный агент. Запудрил Пересу голову, сулил, как водится, манну, а по факту вышло, что нигерийский талант целый год пробыл в стороне от футбола. Пока наконец в октябре 2009-го не возник вариант с Украиной.

…А родителям Перес, между прочим, тоже наперекор не пошел, образование получил. Что-то из сферы бизнес-менеджмента. Отучился заочно два года – и диплом в кармане.

«С устатку и не евши…»

   И началась украинская одиссея Переса Агонги. Первым пунктом назначения была луцкая «Волынь». Как там договаривались агент нигерийца и украинская сторона, история темная, но получилось все довольно неприглядно. Виталий Кварцяный поступил с парнем традиционно эксцентрично: не дал прилетевшему ночью Агонге даже отоспаться, утром загнал на тренировку. Перес, который в последний год был без футбольной практики, да еще и после долгого перелета, показать себя во всем величии не смог. Кварц, не заметив в нигерийце главного, что он ценит в игроках, – бодрой агрессивности с сумасшедшими глазами, – контракт с Пересом решил не подписывать…

   Путешествие продолжалось. Разочарованный Агонга хотел было лететь домой, но коварный агент уверял, что найдет своему подопечному клуб в два счета. Перес доверчиво ждал в столице Украины. Возник крымский вариант – «Крымтеплица» из Молодежного. Там нигерийца встретили более радушно, его мастерство даже произвело впечатление. Но все-таки до контракта не дошло, слишком уж плохая физическая форма была у Переса.

   Поняв, что о профессиональном футболе до поры придется забыть, Агонга стал выбирать себе крепкий аматорский коллектив. Полгода пробыл в Одессе, год в Виннице, но так нигде и не пришвартовался. Уровень местного любительского футбола вводил парня в уныние…

   И вдруг познакомился Перес с земляком, который тоже добывал гривню насущную в Украине. Тот заявил, мол, лучший аматорский футбол – в Донецке. Агонга возражать не стал, переехал с Запада на Восток. Тогда он еще не видел принципиальной разницы между этими регионами.

«Бразилец» из команды лузеров.

   Такова уж ирония судьбы, что первым клубом в Донецке, приютившим Агонгу, был «Орлайн» (сейчас он носит имя «Победа»). Перес потренировался с этим коллективом, но судьбу пока не связывал. Товарищ-нигериец, пригласивший Переса в Донбасс, оценил способности Агонги скептически, «по-дружески» посоветовал завязывать с футболом. Но в качестве последней попытки пригласил отыграть товарищеский матч против «УСК-Рубин». За сборную африканских футболистов, не закрепленных ни за одним клубом. В общем, за лузеров. Играла такая «сборная» против разных любительских команд, парни показывали себя как могли…

   Агонга согласился. Правда, привычного места на острие не нашлось, но Перес не побрезговал и позицией опорника. И сыграл так, что присутствующие, разинув рты, тыкали в него пальцами, мол, что это за неизвестный бразилец!

   Президента «УСК-Рубин» Виктора Тюрина на ту пору в Донецке не было, но, когда он вернулся из Испании и просмотрел запись матча с африканцами, тут же подписал с Агонгой контракт. И начался «рубиновый» этап карьеры Переса. Позиция в центре поля так и прилипла к нигерийцу, на ней он смотрелся очень органично: жесткий, прыгучий, быстрый, да и с техникой порядок – мог атаку разогнать точной передачей.

«Есть женщины в русских селеньях…»

   В «Рубине» Агонга отыграл четыре года. И тут началась война… Пятеро африканцев было в команде Тюрина, и четверых в одночасье словно корова слизнула. Только Перес мужественно оставался в Донецке. У него на это было сразу две причины. Вернее, даже три. Во-первых, он к тому моменту уже был семейным человеком. Нашел свою судьбу в лице русской девушки Анастасии, и та подарила ему дочь Эмили. Покидать свой город Настя наотрез отказывалась, да Перес и сам уже прикипел к нашему краю. Донецк стал для него второй родиной. В этом городе его раскрыли как футболиста, здесь он обрел свое счастье. В общем, якорей, не отпускающих из донецкой гавани, было предостаточно…

   Война войной, но на жизнь зарабатывать нужно, и Агонга стал подыскивать себе новый клуб. Первым подвернулся вариант с «Победой». Перес стал одним из основных игроков этого коллектива, завоевал с ним первый Кубок Республики, сыграл и за сборную ДНР… Но был у команды Арсена Исакова один недостаток, который мешал Агонге развиваться: «Победа» не тренировалась, только на матчи и собиралась. А Перес без тренировок начинал резко регрессировать.

  Перешел в «Макеевку», но там с тренировками было ненамного отраднее. И тогда Перес связался с руководством «Оплота Донбасса», и ему предложили тренироваться с донецкой командой. При этом даже позволили оставаться игроком «Макеевки» (к тому моменту уже «ОД «Донецкая Республика»). Так и пошло: тренируется с «Оплотом», играет за «республиканцев»…

   Но такой парадокс Агонгу все же смущал, а потому он с радостью принял предложение «Оплота» перейти к ним насовсем, как говорится, с вещами. Здесь он и по сей день. Вот только позицию на поле снова поменял – теперь цементирует собственную штрафную. Хотя при надобности может сыграть и в опорной зоне.

Автор Роман КАРПЕНКО. Фото Павла НЫРКОВА

Газета «Донецкое время», 20 июля 2016, № 28 (42)

 
Наверх