Футбол в Донбассе больше, чем футбол

9 декабря 2015

10 декабря – Всемирный день футбола. В преддверии этого праздника «Донецкое время» обратилось к известным дончанам с просьбой рассказать нашим читателям о том, какое место в их жизни занимает спорт № 1. Причем нашими собеседниками стали не только люди, не представляющие свою жизнь без футбола, но и те, которые к футболу относятся опосредованно, но при этом не сомневаются в величии этого вида спорта.

Денис Пушилин, председатель Народного Совета ДНР:

– Футбол для меня, прежде всего, вид спорта, который своей зрелищностью просто захватывает. А когда сам играешь, так увлекаешься, что не замечаешь серьезных физических нагрузок. И для здоровья полезно, и эмоции непередаваемые. Я убежден, что если регулярно выделять время, чтобы погонять мяч в команде друзей, то это приносит необыкновенную пользу как организму, так и духу. Наверное, ни для кого не открою секрет, если скажу, что Донбасс – это край, в котором детвора футбольный дух впитывает чуть ли не с самого рождения.

Вспомните, в относительно недалеком прошлом мальчишки в каждом дворе устраивали нешуточные футбольные баталии, редкая перемена в любой школе обходилось без игры в мяч, и первым делом после уроков часто были сражения класс на класс. Отсюда и мои первые детские воспоминания о футболе. Даже случалось такое, что, заигравшись, мячом выбивали стекла в окнах. Думаю, подобные истории сегодня с улыбкой могут вспомнить многие, хотя тогда это было целой трагедией.

И сейчас, видя, какой интерес у наших граждан к футболу, уверен, что у этого вида спорта большое будущее в Республике. Ведь футбол в Донбассе больше, чем футбол. Это история, традиции, командный дух. Игра дает нам возможность пережить те эмоции, которых нам так не хватает, по которым мы соскучились. Совсем недавно в Санкт-Петербурге проходил международный турнир между воспитанниками школ-интернатов. Туда съехались команды из России, Республики Беларусь, Латвии и ДНР. Мы участвовали впервые, и наша команда победила!

Юрий Дегтерев, легендарный вратарь «Шахтера» 1960–1980-х годов:

– Прожить в Донбассе без футбола нельзя. Еще секретарь Донецкого обкома партии Владимир Иванович Дегтярев говорил, что шахтерам после тяжелого, опасного труда нужна разрядка. А где ее получить? Только на стадионе, поболев за любимую команду, выплеснув свои эмоции. В том же театре такого не сделаешь. Кроме того, недаром те, кто был в забое, во время матчей «Шахтера» звонили на-гора, узнавали, какой счет. Ни для кого не секрет: когда мы побеждали, на шахтах возрастала добыча угля. Это был, можно сказать, наш маленький вклад в трудовые достижения горняков. И судите сами, что значит футбол для Донбасса. Не просто спорт, зрелище, а важная часть жизни людей. Матчи выливались буквально в семейный праздник. Причем жены могли не быть болельщицами. Для них это была возможность отдохнуть всей семей, с друзьями. Вокруг стадиона «Шахтер» организовывалась торговля. Народ мог перекусить, попить пивка. Желающие могли и по сто грамм для настроения принять. Но все было культурно, в рамках дозволенного. Вообще, считаю, что все эти группировки ультрас чужды нашему донбассовскому болельщику. Они к нам перенесены с Запада. Когда все зашкаливает за нормы. Здесь кто-то укоренил эти негативные вещи. Так называемые ультрас мешали людям смотреть футбол. С их транспарантами, размахиванием огромными флагами. Болельщики пришли смотреть игру. Уверен, футбол – это такое же искусство, как балет, танцы, спектакль в драмтеатре. Кроме этого, мы рабочей командой были, есть и будем. Одним из символов шахтерского труда. Неслучайно ведь «Шахтер» одним из первых поехал в Китай, когда у Советского Союза начали налаживаться отношения с этой страной. Москва решила послать самую рабочую команду. Нас здорово принимали. Как братьев. Мы были посланцами мира между нашими народами. Это не громкая фраза. Так и было на самом деле. Хочется, чтобы «Шахтер» вернул это свое значение для Донбасса.

Игорь Мартынов, глава администрации Донецка:

– Донбассу в футбольном отношении, безусловно, есть чем гордиться. У нас богатейшая история, уникальные достижения, великие люди. И я уверен, что мы еще многого добьемся. Поверьте, донбасской земле есть чем удивить мировую футбольную общественность. А что касается лично меня, то футболу я посвятил едва ли не полжизни. Школа олимпийского резерва, школа подготовки «Шахтера», молодежная сборная СССР, участвовал в спартакиаде народов Союза, потом получил травму, и стало ясно, что со спортом пора заканчивать. Но тем не менее увлекаться футболом я не перестал. Знаете, порой с друзьями обсуждаем футбольные события, и разговор заходит о правилах футбола, я склоняюсь к одной, как мне кажется важной, детали: телевизионным повторам эпизодов. На мой взгляд, они, повторы, убивают всю интригу для болельщика. Если хотите, отнимают у болельщиков повод для обсуждений и споров. Может быть, имеет смысл оставить повторы в матчах, допустим, финала чемпионата мира или Европы.

А что же касается футбола в нашей Республике, то мы его возрождаем: создан Футбольный союз, появились новые команды, проводятся турниры. Даже в нынешних, военных условиях этот вид спорта, как и прежде, очень востребован. Да, сейчас футбол не на таком высоком уровне, как хотелось бы, но мы делаем все для того, чтобы с полупрофессионального уровня он переходил на более высокую ступень. Главное, чтобы боевые действия прекратились, и тогда, думаю, и УЕФА и ФИФА обратят на нас внимание. Эти структуры должны быть вне политики. Потому как не совсем справедливо получается, что наши талантливые спортсмены из-за этого остаются как бы за рамками мирового футбола. Ведь у каждого спортсмена есть право на реализацию своих возможностей, и лишать его этого из-за каких-то политических предвзятостей по меньшей мере не честно, не по-спортивному.

Игорь Петров, президент РФС ДНР, полузащитник «Шахтера» 1980–1990-х годов:

– Футбол – это моя жизнь. Я родился в футбольной семье. Жил в Горловке рядом со стадионом. С детства не расставался с мячом. Бегал с пацанами во дворе, играл за разные команды на соревнованиях. В Донбассе, по-моему, футбол популярней, чем где бы то ни было. У нас проводилась масса турниров среди коллективов физкультуры, между шахтами, заводами. Много команд выступало на профессиональном уровне в высших, первых, вторых лигах. И сегодня, несмотря на войну, футбол жив, образуются новые коллективы, проводятся турниры, в которых участвуют как взрослые, так и юные игроки. Наш край вообще богат на футбольные таланты. Сколько замечательных мастеров у нас воспитано! Всех и не перечислить. Донецкий «Шахтер» завоевывал трофеи как на внутренней, так и на международной арене. Для многих, как и для меня, футбол стал больше чем игрой. Он – дело всей жизни. Футбольные матчи были и остаются праздником. Во все времена на стадионы люди приходили семьями, с друзьями, знакомыми. И неважно, игра это Лиги чемпионов или первенства города, шахты. Есть масса футбольных людей, которые пошли в политику, бизнес и там себя тоже проявили с самой лучшей стороны. Думаю, для Донбасса футбол – это не только самый популярный вид спорта, а еще и общественное явление. Им увлекаются люди независимо от возраста, достатка, вероисповедания, национальности. Он объединяет наших людей. А в нынешней ситуации – придает веры в будущее. И, уверен, дарит надежду на близкий мир.

Руслан Мармазов, журналист:

– А все отец… Однажды он спросил: «Хочешь пойти со мной на футбол?» А я даже не успел сделать вид, что размышляю над ответом. Так обрадовался. Мне было, надо полагать, лет 5 или 6. И для донецкого мальчишки того времени, да еще и в таком солидном уже возрасте, футбол являлся существенной темой. Иначе ведь во дворе засмеют, не сможешь ни одну беседу сопливых знатоков игры поддержать, что крайне позорно. Но одно дело видеть футбол по телевизору, а на стадионе – это же выход на новый уровень. Практически на околоземную орбиту. К тому же такая честь – вместе с отцом идти по нашим взрослым, мужским делам – на футбол!

Папа в ту пору входил в областное спортивное руководство. То есть на матч шел не просто из любви к таинству бегания с мячом, но еще и по службе. Это открывало передо мной фантастические возможности. На стадион «Шахтер», который тогда был для меня чем-то гигантским, манящим и слегка пугающим, мы вошли со служебного входа, от парка Щербакова. В подтрибунном помещение царила уместная случаю суета, команды уже были в раздевалках. Отец пристроил меня у стеночки и пошел общаться с кем-то по работе. Я млел от атмосферы. И жутко переживал, что еще, чего доброго, бдительная охрана не разберется, что я не просто так мальчик, а важное приложение к папе, и нагонит взашей. Да-да, было такое ощущение, что я кощунственно нахожусь в святая святых и дерзко мешаю готовиться к матчу. Но всем было решительно не до меня.

А потом я физически ощутил, что наступает какая-то особая минуту. Суета прекратилась, часть народа исчезла из межраздевалочного пространства, а кто остался, забились в уголки. Даже говорить стали, может, и не совсем шепотом, но тихонечко. Отец уже был рядом со мной, он сказал мне на ухо: «Смотри, сейчас команды построятся для выхода на поле». Резко запахло апизартроном, мазью, которой игроки разогревали мышцы. И я увидел их, былинных витязей, звезд из телевизора – в тот день встречались «Шахтер» (Донецк) и «Динамо» (Киев). То есть свирепые Старухин и Сафонов, знаменитые Блохин и Буряк стояли буквально в нескольких метрах от меня, как будто они простые смертные, а не футбольные небожители. С ума сойти можно!

Нет, я, к счастью, не сошел. Но футболом заболел окончательно и бесповоротно. Это же не просто игра или, допустим, хобби. Это значительная часть жизни, это любовь, которая навсегда. Мне жаль тех, кто не смог понять всю красоту и величие футбола, они обделены многими эмоциями. Впрочем, может быть, у них своя любовь. А за себя я рад, и спасибо папе.

Рамиль Замдыханов, журналист:

– Так получилось, что я человек, к футболу равнодушный. Ну, как равнодушный? Счет меня, понятное дело, волнует. Победили там наши или проиграли – тоже важно. Особенно когда принципиальный матч. Гол красивый, когда с середины поля как даст! И в угол ворот. Очень зрелищно.

Еще нравятся моменты, о которых знатоки говорят, что это называется Fair Play, вы понимаете, о чем я. Когда игрок забьет гол, а потом сам подбегает и говорит: не засчитывайте, это я рукой. Или увидит «раненого» противника и не добивает, а отправит мяч за линию поля, чтобы возникла пауза и вышли врачи. А потом команда-противник возвращает ему мяч. Благородство в чистом виде в HD-качестве. Его в жизни и так мало, а когда на всю страну или на весь мир – это очень здорово. Люди должны знать, что великодушие – это не сказка, а быль.

Все это хорошо. Но случается редко. А сидеть и смотреть за процессом – утомительно. А главное – я в упор не понимаю, что происходит на поле. «Реал» привык атаковать по правому флангу. Да? А как вы это определяете? Для меня любой матч – это мешанина из игроков, суета и беготня, в которой кому-то все же иногда удается затолкать мяч в ворота, а кому-то – получить красную карточку. «Отличный был матч!» – делятся потом впечатлениями матерые болельщики. Во время этих разговоров я чувствую себя человеком, попавшим в клуб любителей японской поэзии, причем на языке оригинала. Когда они собираются, цитируют Басё и плачут.

Я тогда тоже плачу вместе с ними. Но мои слезы о другом.

Рашит Шехмаметьев, телеведущий:

– Откровенно говоря, футбол как-то прошел мимо меня, или я мимо него. В детстве я был парнем не совсем спортивным. Когда мне стукнуло лет 14–15, я понемногу, если можно так сказать, приобщался к дворовому футболу. Правда, толку от меня было не сильно много, а таких, как правило, ставили на ворота. Скажу даже больше: футбол абсолютно ничего не потерял от моего присутствия в нем. Как-то так получилось, что меня постоянно окружают люди, одержимые футболом. Даже в университетском общежитии со мной в комнате жили ребята, которые выступали за команду факультета. Поэтому футбол сопровождал меня всегда. Но шли мы с этим видом спорта параллельными курсами. Но, как ни крути, все равно я и футбол пересекались.

В 1982 году в Испании, как известно футбольным болельщикам, проходил чемпионат мира. Я, будучи студентом истфака, был в археологической экспедиции в Полтавской области. Мы жили в палатках неподалеку от какого-то местного колхоза. И, честно говоря, не помню, чем мы так расположили к себе его руководство, но они пригласили нас в свой сельский клуб. Там был телевизор, поэтому все ринулись туда смотреть финальный матч чемпионата мира. Я опять же в окружении людей футбольных тоже смотрел тот матч.

Потом много лет спустя моя знакомая вышла замуж за немца. Они живут в Германии, периодически мы общаемся. Но вот муж моей подруги, Йенс, пару раз приезжал в Донецк, и я вместе с ним ходил на футбол. Помню его ну просто нечеловеческий восторг от увиденного праздника на площади Ленина, когда «Шахтер» выиграл Кубок страны и стал чемпионом. Йенс тогда глазам своим не мог поверить, что здесь люди так проникнуты футболом. И, помню, он говорил, что, когда будет рассказывать об увиденном в Донецке, ему в Германии никто не поверит. Поэтому пусть я человек и далекий от этого, любимого многими, вида спорта, но все же готов признать его необыкновенную, объединяющую силу.

Источник: Газета «Донецкое время», 9 декабря 2015, № 11


Наверх